Эпаньол- бретон - Неутомимый охотник

«Максимум качества при минимальном объеме»
Un maximum de qualites pour un volume minimum”

Таков девиз Клуба Эпаньоль Бретонов Франции, поскольку эта собака немного крупная в своем силуэте, идеально вписывается в квадрат и имеет плавные формы.Ее круглые и живые глаза, по цвету гармонирующие с трюфелем (или темным янтарем) выражают по очереди любовь, хитрость и ум. Очень преданная и активная, это и есть та смышленая собака, которая может оценить как долгие дни охоты, так и моменты праздности вблизи семьи. Вот почему, она может всегда порадовать охотника своим успешным поиском дичи и своим характером легавой, а также - прекрасно дополнить спортивную семью, любящую досуг на открытом воздухе и долгие воскресные прогулки. Именно поэтому эта порода всегда в моде и легко приобретает популярность во всем мире.

История породы эпаньол бретон

Классифицирована эта порода одной из первых во Франции. Эпаньол бретон – французская собака, одна из самых популярных легавых в Европе и США. Эпаньол бретани (предок эпаньол бретона) – потомок собак ойсел, которые использовались в средневековье для охоты на птиц с помощью сетей.

Что касается происхождения собак этой породы, вероятнее всего, они появились в результате случайного скрещивания эпаньолей из провинции Бретань (сельского работяги, которого использовали для охоты на бекаса) с английскими легавыми. Первый стандарт породы принят в 1908 году, откорректирован – в 1938-м. В процессе создания породы собаководы пытались улучшать чутье и скорость бретона путем подливания кровей сеттеров, пойнтеров и спрингеров (спрингер-спаниелей).

Первый клуб породы был создан в Лудеаке в 1907 году.

Тайна происхождения эпаньол бретона

Г-н Кермадек – бретонист, авторитетный специалист – подчеркивал: «Если бретоны, существовавшие в те времена, и были очень хорошими охотниками, все же они далеки от тех, которыми мы обладаем в настоящее время».

Из истории мы знаем, что виконт Понтавис, страстный охотник на бекаса и большой любитель сеттеров, имел псарню неподалеку от Фужере. Он регулярно охотился в окрестностях Гломе, в Коте дю Норд. Один из охранников охотничьих угодий по имени Люльзак держал маленьких собак местного разведения, качества которых виконт смог оценить на охоте по вальдшнепу. Сеттеры виконта – оранж бельтон – были маленькими, компактными и по форме напоминали скорее квадрат, чем прямоугольник. Сейчас трудно сказать, умышленно или случайно Люльзак заставил повязать одного из своих лучших «охотников» с отличными местными охотничьими собаками. Но, возможно, именно от этого союза родилась бело-оранжевая сука с коротким хвостом, которую впоследствии повязали с бело-каштановым местным бретоном. Эта сука имела настолько высокие рабочие качества, так же, как и ее потомство, что г-н Понтавис забросил своих дорогих английских сеттеров в пользу новых маленьких талантов – настоящих артистов охоты. Тогда этих собак еще не называли эпаньоль бретонами, но они объединили качества обеих пород, от которых происходили. Такова основная гипотеза происхождения породы.

Далее. Г-н Арту Эно был увлечен сеттерами и, случайно увидев работу суки его друга Понтависа, поспешил заполучить себе щенков от нее. Ему также не нравились упрямый нрав и чрезмерная любовь к пушной дичи (зверю) эпаньол бретона.

В июне 1908-го стандарту породы придали официальный статус. Кинологическое центральное общество (La Société Centrale Canine) отправило представителя в Лудеак, чтобы засвидетельствовать свой интерес к этой породе. Таким образом, можно утверждать, что потомство эпаньоль бретонов увидело свет именно в Каллаке. В окрестностях этого маленького поселка появились многочисленные представители породы. Без сомнения, основой для успешного разведения и воспитания собак стал влажный климат в поселке, а также большое количество оседлой и перелетной дичи. Это позволило привить собакам качества, необходимые для работы по болотной и водоплавающей дичи – основной специализации бретонов.

По правде говоря, здесь отбор никогда не производился на основе идеализированного фенотипа (экстерьера), предпочтение отдавалось рабочим качествам. Щенки после отнятия от суки, то есть после двух месяцев, были распределены в деревне из расчета один-два на ферму. Это давало приблизительно 30–40 вариантов разведения. Требования собаководов были очень просты: они просили крестьян хорошо накормить своих собак и оставить их на свободе на весь день в контакте с дичью, которой было много в те времена. Молодые собаки находились возле крестьян во время их работы в полях, и таким образом происходило их самостоятельное знакомство с птицей. Как только собака была ознакомлена с дичью, собаковод продавал ее или возвращал на псарню, поскольку, предоставленная сама себе, она быстро приобретала плохие привычки, которые впоследствии очень трудно было исправить. Этот метод подготовки имел преимущество – производились крепкие собаки, которые ничего не боялись в работе. Их очень часто напрямую продавали с фермы, без возврата в питомник.

Вернемся в эпоху разведения

В 1896 году виконт де Камбур выставил в Париже кобеля триколор по имени Пинсон Роял. К сожалению, эта собака вернулась без награды. В 1901-м г-н Лавессьер выставил нового бретона Дакс де Мажента в Париже. Тот также вернулся налегке. И только в 1904-м г-н Патен и его Макс де Каллак были удостоены весьма удовлетворительной оценки. Г-на Патена считают одним из первых успешных заводчиков эпаньол бретонов в Каллаке. К ним также причисляют д-ра Трегоа, который, к сожалению, не владел своей линией. К этим господам в 1919 году присоединился г-н Бурдон (дедушка дрессировщика Эрве Бурдона), получивший несколько позднее свою линию в Корнуэле. Еще до Первой мировой войны, проживая в Гуингампе, г-н Бурдон разводил эпаньолей и охотился с ними.

В действительности же, все эти заводчики (собаководы) были только любителями, никто и не думал получать от своей деятельности по разведению какие-либо доходы. До 1923 года, пока в Аргоа не приехал государственный служащий г-н Бодо. Он был заводчиком бретонов, и его собаки ценились очень высоко.

Эпаньоль бретоны из Аргоа были известны и признаны среди охотников как собаки высочайшего класса. Г-н Бодо разводил их в течение 56 лет (до самой смерти в 1980-м). Г-н Бурдон купил у него свою последнюю суку – мать чемпиона Европы Улак де Корнуэль.

Между Первой и Второй мировыми войнами заводское разведение продолжил г-н Патен. Г-н Карегги затем стал хозяином этого завода. Он был дрессировщиком и женился на дочке г-на Патена. Одновременно с питомниками г-на Бурдона, г-на  Бодо и его Аргоа существовали также еще два кеннеля – г-на Дюшена с заводом в Рок Хеллу и г-на Курбьере c заводом в Мон Нуаре (приблизительно 1930  г.). Конечно, были и любители, владеющие двумя-тремя производителями, которые «вращались» и обустраивали свою племенную работу вокруг более значительного завода. Но именно эти заводчики заставили весь мир признать, что в Каллаке в определенный период производилась основная масса бретонов. На самом же деле только несколько любителей могли представить качественную «продукцию», среди которых г-н Тупен и г-н Ле Ноа, владевшие двумя-тремя суками охотничьих собак.

Приоритетом использования собак всегда была охота, отбор (селекция) производился преимущественно в весьма значимых питомниках. Распределение, следовательно, осуществлялось между теми, кто хотел завести собаку для охоты, и теми, кто занимался селекцией. Развитие питомников напрямую зависело от достигнутых результатов на выставках или испытаниях. Заводчики Каллака всегда представляли своих питомцев как на выставках, так и на испытаниях. Кроме всего прочего, они ценились и как хорошие производители, и в этом было их принципиальное отличие.

Автор: Юбер Фресиньяк, перевод М. Кляцкой
 

 

Стас (не перевірено)
Зображення користувача Стас.
Стас (не перевірено)
LulaCota
Зображення користувача LulaCota.
Не в мережі
Зареєстрований: 31.03.2017
LulaCota

This is a topic of my interest. I bid4papers reviews ove reading through your blog,I’ve read through a number of the articles in your website , and I love the way you blog. I wanted to leave a little comment to support you and wish you a good continuation.